Ручка

Разгребая вековые завалы всякой мелочи у себя в шкафу, нашёл небольшую, но тяжёлую коробку, туго перетянутую шпагатом.

В коробке, оказались, пара перьевых ручек и увесистая склянка с синими чернилами.
Начинаю припоминать, как я учился писать такими приборами в первом классе — в далёком 1973 году.
Заправил ручки чернилами, попробовал писать. Понравилось.
Мягкое шуршание пера успокаивало. Строчки ложились на белоснежную целину бумажного листа, как борозды от плуга, управляемым, каким-нибудь почётным механизатором из колхоза-миллионера… Мдя… Ностальгия.
Прицепил клипсой ручку на нагрудный карман своего фотожилета и поехал на съёмку.

***
Фотографирую интерьер одного магазинчика с разными побрякушками. Побрякушки не дешёвые, публика, соответственно, тоже.
Ставлю штатив, выстраиваю кадр на одну из витрин.
Рядом стоит дама лет 60-ти, в светло-бежевом одеянии, всем видом показывая своё превосходство над окружающей средой.
Надменный взгляд, плавные и, слегка, небрежные движения рук, отягощённых браслетами и перстнями размером с хорошую блесну на щуку.
По левую руку от неё стоит молодая девушка, примерно того-же круга людей. Макияж, декольте, шикарный белоснежный жемчуг, светящийся на загорелой упругой груди как звёзды на ночном южном небе.
Красивая пара, что говорить…
Даме, видимо, нужно было, что-то записать в блокноте, для чего она, совершенно спокойно и молча, берёт ручку из моего кармана. Взяла как с полки. Ну да, я же тут, типа, для мебели стою. Да и человек ли я, вообще, в её картине мира?
А дальше происходит самое интересное.
Чтобы начать пользоваться данным писалом с него необходимо снять колпачок с клипсой, освободив перо.
На барыня-то не знала, что ручка перьевая и вот она начинает нажимать на колпачок. Толку — ноль.
— Может надо повернуть? Робко спросила её спутница.
— Да, наверное. На придумывали хитростей, чтобы нормальным людям жизнь усложнить.
С этими словами, она берёт ручку в обе, накачанные тяжелеными украшениями, руки и ПОВОРАЧИВАЕТ части ручки в разные стороны.
Раздаётся жуткий хруст и канцелярский товар начала второй половины прошлого века рассыпается в руках на мелкие осколки заливая синими чернилами ухоженные руки и одеяние барыни.
— Ты, что себе позволяешь?!
— Это вы мне, сударыня?
— А кому же ещё, псина?!
— Мадам, вы, без моего разрешения, взяли у меня из кармана вещь, которой я 40, с лихом, лет назад учился писать первые буквы, привели её в негодность и ещё смеете предъявлять мне претензии???
— Да ты с кем разговариваешь нелюдь!!!
Далее следует набор слов, энергетике, которых позавидовал бы боцман танкера «Неугасимый».
Дальнейшие события описывать не буду — зачем вам в тысячный раз читать обычный базарный трёп.

***
Магазин я покидал спустя пару часов, полностью выполнив свою работу, а в кармане у меня лежала недорогая, но изящная перьевая ручка, подаренная мне хозяйкой магазина.

Мысли и образы